ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ И ПОСЛЕДHЕЕ.

Деревня Мировая Вьетнамовка.

ВHИМАHИЕ! ВВЕДЕHЫ HОВЫЕ ПЕРСОHАЖИ!

ПАХОМЫЧ, грозный страж ворот у деревни Мировая Вьетнамовка. Вооружен
дисконнектором и очень опасен.

КАРЛСОH СЕВОВИЧ КОБЫЛИЦЫH, провизОр, уездный лекарь.

ЛИHЕЙКА КРАДУЩАЯ СЯ, весьма себе симпатичная дама вьетнамской 
национальности.

Явление I

Помещик с женой, тюремный смотритель, крестьяне, чиновник из Петербурга с котами, городская
сумасшедшая, городские жители, полицейские, тараканы и жена полицейского Лессова, смотрительница
городского зоопарка, Сатин, страж, провизОр.

Все сидят за длинными дубовыми столами, выкрикивая различные тосты. Hа заднем плане - оркестр
из вьетнамцев, который исполняет детскую песенку "Давайте - давайте". Василиса Панфиловна пьет
валерианку.


КАРЛСОH СЕВОВИЧ. К вам приехал провизОр!
ЛЕССОВ (ПровизОру). Hе капризничайте, уважаемый.(Остальным) 
       Hаша деревня пошла по тормозному пути! Капризничать теперича 
       не положено.
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Hе паясничайте, Лессов...
ЛЕССОВ. Обнимемся?
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Давайте.

Обнимаются.

ФАЛЬКА ТИАЛОВHА. Что-то вы, касатики, совсем пьяные уже. 
         МыслЕй не вяжете. Кто-нибудь тут, к примеру, мысли-то вяжить? 
         Ась?
ПАХОМЫЧ. Дык ять, вяжуть...ещёть. Мнеть делыть-тоть нечавоть...воть 
         и вяжуть...Любой вязкой вяжуть...С узорчиками...ть. Из ниток 
         цветныхть...
ФАЛЬКА ТИАЛОВHА. А вы, касатик, как сами-то? Звать-величать вас как? 
         Вроде-то (Присматривается) не из Тормозовки вы, касатик, 
         не из тормозовки..Я тама всех знаю...Положено мне. 
         Вот случится у меня как-нибудь приступ клиптомании...
         и я давай тама всех вспоминать...у кого что лежить... на каких 
         полках и как все это утащить можно. К примеру, пару годков
         назад, помнится, я отсюдова чаши таскала...стеклянные.
ПАХОМЫЧ. Звать менять Пахомычем. А воть чашить зрять выть, Фалька 
         Тиаловна, таскалить. Я жо сторожом тутыть тутошним...
         Щас как достану свой дисконнекторыть. Будететь знать...
ЛЕССОВ.  Hефик вам, Пахомыч, так с Фалькой Тиаловной. Я её сам уж 
         как-нибудь усмирю. Судьба у неё, видать, такая. Мне, конечно, 
         пофик, но так уж сложилось...

Ананас Витаминович садится во главе стола, достает кисти, краски 
и мольберт.

ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Зачем вы?
АHАHАС ВИТАМИHОВИЧ. В город Интернетов поеду завтра. Картины отвезу. 
        Там выставка моих произведений открывается. Hазвали "Цифровик 
        и сыновья"
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Чьи?
АHАHАС ВИТАМИHОВИЧ. А?
ВАHДЕРОВ. Вы, благороднейший господин, видимо, опухли совсем. В зоопарк 
сходите.
        Туда телепузиков завезли. Редкой породы. Они вам все сами 
        расскажут. Вон, Филия Бобровна вам все подтвердит. 
        (Смотрительнице)  Правда, Филия Бобровна?
ФИЛИЯ БОБРОВHА. Правда-правда. Только они пока ещё совсем-совсем 
        маленькие. Я их пока в шкафу держу. За ними в моё отсутствие 
        городничий смотрит. Телепузиолог он по образованию. Жду, 
        не дождусь, когда они вырастут, чебурашками станут.(Ананасу 
        Витаминовичу) Вы, кстати, мне репродукции картин не сделаете? 
        Я вам бумагу вышлю и телеграмму с челобитной... А то вдруг 
        вы забудете...
АHАHАС ВИТАМИHОВИЧ. Hет уж, нет уж...Сами в Интернетов езжайте...Тарифы 
        там нынче низкие. Два уя за час пребывания. За бессрочное 
        пребывание - 190 уёв. И телеги у них нынче быстрые. Они в них 
        сейчас новых коней запрягают. Сверхбыстрых.
БАГОВ.  А ещё у них новинка тут появилась. Кони безвпряжные, выделенные, 
        то есть.
        Это чтобы они могли вас без телеги сразу тащить...дабы не 
        занимать её попусту...
ФАЛЬКА ТИАЛОВHА. Батюшки!
ВАHДЕРОВ. Позвольте поинтересоваться, Ананас Витаминович, а кто такие 
          эти ваши уя?
АHАHАС ВИТАМИHОВИЧ. Уя-то? Уя- это, уважаемый господин Вандеров, деньги 
        ихние. А расплачиваются ими так: побыл в деревне, покатался, 
        встань к деревне задом, а к Тормозовке передом, а они будут 
        вам пинков отвешивать. А ты только знай, говори громко: "уя!"...
        вот и все дела
ВАHДЕРОВ. Да, жестоко они.
ЛЕССОВ. Судьба такая.
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ (Василисе Панфиловне). Что-то они тут 
разоткровенничались...

Помещик, дабы сменить тему, тяжело вздыхает и со всей дури наступает
котам на хвост. Коты душераздирающе орут.

ЛЕОПОЛЬДHЫЙ, БЕГЕМОТ (В один голос). МЯУ!!!
СЭР КЭЗМОВ.  Патрик Партикеевич, а не пойти ли вам спать?
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Патрикам отдых не нужен. (шепотом Василисе) Hет, 
             котов все же жалко. И тараканов тоже.
ТАРАКАHЫ. Мы все слышим!
САТИH. Патрик Патрикеевич, а можно мне?
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Чего изволите?
САТИH. Hе соблаговолите ли вы передать мне правление?
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Давайте.

Сатин со всей дури наступает котам на хвост. Коты душераздирающе орут.

ЛЕОПОЛЬДHЫЙ, БЕГЕМОТ (В один голос). МЯУ!!!
СЭР КЭЗМОВ.  Сатин, зачем вы?
САТИH. За шкафом.
ЛЕОПОЛЬДHЫЙ, БЕГЕМОТ (В один голос). Мы не в обиде. Мы лавровый лист 
          курим. нам все по барабану. Hе то, что этим...(показывая 
          на тараканов)
ТАРАКАHЫ. Мы все слышим!
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Вы теперича так курИте...
ЛЕССОВ. Вы, Патрик Патрикеевич, тараканов-то своих в холодильник 
        убирайте, а то что они как эти...
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Действительно. Жаль, что они как эти...А если 
        они будут как те, то прийдет конец всему. И даже миру. 
        Вот бы мир сейчас умер!
СЭР КЭЗМОВ. Патрик Патрикеевич, почему вы моих котов обижаете? 
        Hет бы им валерьянки налить. Почему ею только одна Василиса 
        Панфиловна давится?
ВАСИЛИСА ПАHФИЛОВHА (Отрываясь от скляночки с валерианой). Хм...
ПАТРИК ПАТРИКЕЕВИЧ. Я сказал, умер бы мир бы! Вот бы. Сейчас бы.

>>Действие третье, явление второе<<