День рождения меня.

Мы проснулись с Катькой в девять. Гости обещались подойти к четырем или после работы,
поэтому мы, не торопясь, но почему-то не успевая, принялись за дело... В частности,
из-за того, что духовка насмерть провоняла расплавленной пластмассой, я замутила
САЦИВИ, не имея понятия, что это, но на всякий случай положила в два раза меньше
грецких орехов и корицы, чем нужно по рецепту...

Когда соус, больше всего похожий на забродившую простоквашу, начал закипать,
я засомневалась, стоит ли портить им вареную курицу.. Но в итоге все сказали, что вкусно,
только грецкие орехи и корицу я добавила зря, =), из чего я сделала вывод, что что кавказцу
по душе, то русскому нАфИг нЕ нУжHо!

Ах да!.. =) Бабушка, по случаю моего дня рождения или для себя, причесалась, надела
белую блузку и красные тренировочные (правда, последние почему-то задом наперед
- простроченные "стрелки" модно обтекали Бабушкину попу, придавая ей некоторую
пикантность и непосредственность) и новые тапки. Бабушка каждые 15-30 минут
вламывалась на кухню за чаем (теперь я часто наливаю ей чай сразу в две кружки, чтобы
она реже приходила) или чтобы спросить: "А зачем это я пришла-то?!" Шокировала Катьку
тем, что отобрала у неё мешочек из-под сосисок и спрятала в карман (я прореагировала
мгновенно - пообещав Бабушке постирать мешочек и принести ей, закопала его в помойное
ведро, когда она отвернулась), а потом, повосхищавшись литровым майонезом, взяла ложку
и стала его непринужденно поедать.. Я, сдерживая негодование, сказала: "Бабушка,
положите себе в тарелку и ешьте на здоровье!" - На что Апполинария Кирилловна
отложила ложку и пробормотала: " Ухожу, ухожу! И что-то голова так зашаталась..
Так, как сегодня, ещё никогда не шаталась. И чего это я такая больная?!" Весь день Бабушка
зазывала меня в свою комнату и спрашивала, нет ли у меня восьмидесяти рублей. "Зачем?"
- тупо интересовалась я. <А я тебе дам сто, а ты мне восемьдесят отдашь.. А двадцать
- значительно улыбалась Бабушка, очевидно рассчитывая, что я упаду в обморок от счастья,
- возьмешь себе от меня на день рождения!" К вечеру Бабушка решила, что уж от пятидесяти
рублей я не смогу отказаться, а у меня все время что-нибудь убегало, резалось и жарилось,
поэтому я на все "иди-ко сюда!" отделывалась : "Мне сейчас некогда, Бабушка!"
Когда застолье вовсю неслось своим чередом, Бабушка появилась в дверях, подошла ко мне
(я, как деньрожденьица, восседала на тумбочке, и мы с Бабушкой стали одного роста), всех
поприветствовала, поохала - "Какой стол-то большой!!" - пожелала мне всякой всячины,
потребовала стопку водки, выпила, а потом со всей дури (а это больно!!) вдарила мне
по плечу, что, видимо, означало дружеское Бабушкинское расположение. Я поёжилась,
натянуто улыбаясь, но Бабушка зачем-то повторила: "Так что, Олюшка, с днем рождения!
Хы-хы!" и влепила мне, на этот раз, по спине, а потом в негодовании спросила:
"Ну а водки-то мне нальете чуть-чуть?!" [Нет], - не церемонясь, ответил внук и выставил
Бабушку за дверь. Но, как вы уже, наверное, догадались, мои дорогие детишечки, Бабушка
приходила к нам в комнату ещё несколько раз, искренне поздравляла меня, подставляла
стопку под вино (было решено, что для Бабушек оно полезнее), выпивала, чуть ли
не поплевав на ладонь, размахивалась и... Короче, появление Бабушки у всех, кроме меня,
вызывало бурю чувств. =) Также, время от времени, Бабушка притаскивала к нам свою
тарелку с разными салатами, которую я отнесла ей в комнату часом раньше, и живо
предлагала гостям угощаться. Гости же, к тому времени, вовсю потешались над Бабушкой
и надо мной...

<<= 2002